В медицине нет мелочей

Доктор Латинский

медицинаТеплым июньским вечером, когда солнце ласково светит, но нет утомляющей жары, когда деревья покрыты сочными зелеными листьями и так хочется отдохнуть от постоянной работы, я шел по больничному парку. Закончился тяжелый рабочий день с немалым приемом больных и консультациями в стационаре. Закурив сигарету, в который раз подумал, что пора бросать. Оправдывал себя тем, что день действительно выдался тяжелым, были сложные в диагностическом плане больные, пришлось задержаться в ожидании результатов анализов для принятия решения о госпитализации пациентов…

И тут с благодарностью вспомнил своего учителя, врача-практика, с которым мне посчастливилось работать в начале врачебной деятельности.

Это был влюбленный в свою профессию человек, ответственный, талантливый, умный и, в то же время, веселый, жизнерадостный, такой, что обладал способностью поднять настроение тяжелому больному.

Это был врач, для которого интересы больного, заботы о его жизни и здоровье были выше собственных. Он заведовал терапевтическим отделением, куда часто попадали больные с неустановленным окончательным диагнозом, поэтому задержаться после работы было для него обычным делом.

Надо было видеть, как виртуозно он выстраивал диагностический процесс, докапываясь до истины, использовал весь арсенал современных методов обследования больного. Смеясь, он говорил, что работает следователем, ведь порой по одному симптому нужно найти причину заболевания, так сказать, раскрыть преступление.

Он умел заинтересовать даже рутинной работой, представить ее важной, такой завораживающей и часто повторял, что необходимо советоваться с более опытными коллегами, но думать над больным самостоятельно. Его рассказы были поучительны для молодых докторов.

Он не уставал повторять, что во врачебной работе нет мелочей.

Один из его рассказов был о пациенте, который в последнее время много работал, часто нервничал, накануне почувствовал резкую боль в животе – его привезли в клинику. Врача-терапевта пригласили на консультацию. Прощупывая живот, доктор заметил небольшое вздутие и напряжение брюшной стенки, при нажатии была резкая боль. Все это заставляло предположить катастрофу в брюшной полости. Это мог быть или острый панкреатит или прободная язва желудка. Надо было готовиться к операции.

Однако, он продолжил обследование пациента…

Установили окончательный диагноз инфаркт миокарда, воздержались от операции, чем, безусловно, спасли больного. Сейчас исключение кардиологической патологии в подобных случаях является обязательным, а раньше здесь таились врачебные ошибки.

Нас, молодых врачей, он учил: «Если больной вам не ясен, начинайте осмотр полностью, по всем органам и системам, то есть от головы и до пят». При этом любил вспоминать красноречивый случай неправильно поставленного диагноза.

К участковому терапевту обратился мужчина с жалобами на тошноту, периодическую рвоту, которая не приносила облегчения. Врач-терапевт установил диагноз: обострение хронического гастрита, назначил лечение, выписал больничный.

На третий день этот больной попадает на прием к другому врачу с теми же жалобами. На этот раз при осмотре врач измерил артериальное давление пациенту, после чего диагноз изменился: гипертонический криз. Были сделаны другие назначения, состояние больного улучшилось, через некоторое время он вышел на работу.

Для меня этот случай стал постоянным напоминанием о не-мости внимательного отношения к больному и исключения всех сомнений при постановке диагноза.

Сложность работы врача заключается в том, что даже при наличии опыта, знаний, стремления помочь больному не всегда это удается из-за особенностей течения заболевания.

Таким примером был случай с девушкой, которая работала продавцом, постоянно на ветру, поднимала тяжести, после чего появились боли в области шеи справа, и она не могла поворачивать голову. Температура была нормальной, при пальпации шеи – резкая боль в мышцах, лимфатические узлы шеи не увеличены. Врач назначил общие клинические обследования и лечение шейного миозита, следующий визит к врачу через день. Состояние больной ухудшилось, поднялась температура, анализ крови указывал на выраженную воспалительную реакцию, пальпировался увеличенный болезненный лимфатический узел в подчелюстной области. Больная была прооперирована в отделении челюстно-лицевой хирургии в связи с острым гнойным лимфаденитом.

Семья больного обвинила врача в неправильно поставленном диагнозе, что, по их мнению, привело пациентку на операционный стол. Только тщательный анализ ситуации более опытными коллегами оправдал врача.

Почему именно сегодня я вспомнил о своем наставнике?

Наверное, потому, что сегодня не раз пришлось исключать все «мелочи», не укладывающиеся в клиническую картину заболевания для того, чтобы поставить правильный диагноз.

Сегодняшний прием начался с больного, мужчины средних лет, которого беспокоили боли за грудиной. Две недели назад он прошел курс лечения в кардиологическом отделении по поводу ишемической болезни сердца, стенокардии напряжения, однако, эффект был незначительным. Анализы, дополнительные обследования, выписки из стационара были предоставлены, но сомнения в правильности диагноза оставались. Пациент жаловался на необъяснимую слабость, отсутствие аппетита. При осмотре больного во время пальпации эпигастральной области отмечалась болезненность и, чтобы исключить все сомнения, принял решение сделать рентгенологическое обследование желудка у этого больного. Через некоторое время врач-рентгенолог предоставил вывод: опухоль желудка. Направив пациента на необходимые консультации с последующим оперативным лечением, продолжил прием.

Шла обычная врачебная работа: опрос, осмотр, назначения. На одного больного дается двенадцать минут, за это время нужно поставить точный диагноз, сделать необходимые записи в карточке, выписать рецепты, дать направление на обследования. Один за другим проходили пациенты, каждый со своей историей, все нуждались в помощи.

Наконец, зашел последний больной, молодой человек лет двадцати, он был очень слаб. Его сопровождала мать, которая рассказала, что сын студент, у него началась сессия, поэтому он много занимается, пожалуй, переутомляется. Протянула мне электрокардиограмму, сказав, что одышка и сердцебиение беспокоят его два дня, они обратились к участковому врачу, который кроме тахикардии ничего у него не находит и ставит предварительный диагноз: нейроциркуляторная дистония. Однако, обращала на себя внимание бледность пациента. Я заподозрил желудочно-кишечное кровотечение. Подробно расспросив больного и осмотрев его, провел лабораторное обследование и обратился за консультацией к хирургу, диагноз подтвердили, больного госпитализировали в хирургическое отделение.

«В медицине нет мелочей», – любил повторять мой учитель.

Сегодня у меня была возможность в этом убедиться. В обоих случаях все выглядело, как терапевтическая патология, а на деле, при внимательном опросе и осмотре больных, оказались другие симптомы, найдены точные ответы, и теперь реально можно помочь моим больным. Я чувствовал удовлетворение от своей работы, в ней нашли подтверждения принципы и подходы моего бывшего учителя.

***

Время меняет взгляды, меняется отношение к профессиям, в моду входят новые медицинские технологии, но профессия врача во все времена должна привлекать людей ответственных, готовых учиться всю жизнь, честных и добрых.

Не менее важно, чтобы опыт врачей, имеющих значительную практику передавался начинающим врачам. Я понимал, что мне очень повезло, потому что имел возможность работать рядом с выдающимся человеком, который щедро делилась своими знаниями, всегда был рядом в тяжелых случаях, его советы помогают мне на протяжении многих лет самостоятельной работы.

…Я шел и радовался тихому вечеру, ласковому солнцу, которое заходило за горизонт, прохожим, которые торопятся домой. Меня ждет завтрашний день со своими сложностями, задачами, решениями.

Добавить комментарий

Вы должны войти для комментирования.